Политика

24 июля 2019 года

Капсула времени. О неудобстве по причине отсутствия удобств

Капсула времени. О неудобстве по причине отсутствия удобств

Привет, потомки, живущие в Астрахани-2069!

Расскажем вам презабавнейший случай, имевший место на днях. Приехали к нам в город федеральные чиновники и… сильно нас отругали. Говорят, запущен наш областной центр, дома старые, ветхие, давно на слом просящиеся.

Да. Есть такое. К нам иногда приезжают и открывают нам глаза. И укоряют, как мачеха Золушку за грязный передник. Вы, говорят, плохо развиваетесь.

Прямо анекдот.

— Жена говорит, что на мне пахать можно…

— Ты что, такой здоровый?

— Нет, такой грязный…

И было бы это смешно, если бы не было так грустно. Ибо вся история Астрахани – жилищно-коммунальная драма. А еще подходящий павильон для съемок фильмов о послевоенной жизни или водевилей в стиле «Женитьбы Бальзаминова». Да, у нас только в аварийном состоянии находятся почти 800 домов, в которых зарегистрировано более 6 тысяч человек. Аварийное – это когда совсем ужас, когда проживание опасно для жизни. А есть еще ветхое, где жить, однако, можно, если чуть-чуть цементом обмазать и скотчем залепить. И навалом домов, представляющих историко-архитектурную ценность, который и сносить нельзя, и ремонтировать – адская проблема. Ведь стены клали там стрельцы, обои клеили купцы…

Впрочем, историю, вы, уважаемые потомки, наверняка читаете на своих гаджетах. В курсе, наверное, что Астрахань долгое время была деревянной и одноэтажной, за исключением центральной купеческой части. Деревянной – это в лучшем случае, в худшем – камышитовой. У нас ведь первые МКД (многоквартирные дома) начали строить уже после Второй мировой, причем строили их, этой самой войны разжигатели, немецкие военнопленные. Район Жилгородка – у вас он еще сохранился?

Обычные пятиэтажки мы поставили на поток только тогда, когда в Москве уже заговорили об их сносе, ведь «хрущевки» задумывались как временное жилье. А у нас стоят до сих пор, полны горницы людей. По три-четыре поколения в них умещаются. Балконы иногда, правда, падают, но в целом жить еще можно.

До «девятиэтажек» доросли, только когда началась разработка Аксарайского газового месторождения, и сюда поехали тысячи специалистов. А уж более высотные монолитные «человейники» и сейчас пока считаем по пальцам.

И вот теперь, при таком «богатстве выбора», остается у нас полным-полно «коттеджей с видом на удобства», «одесских двориков», откуда помои выливают на улицу, и… даже бараков, сконструированных из древесины речных судов чуть ли не петровской эпохи.

Нет, дорогие потомки, не спешите обвинять нас в бестолковости и неряшливости. Неужто вы полагаете, что нам выделяли деньги на строительство, а мы тратили их на карнавалы и фестивали?

Сначала страна восстанавливала города, пострадавшие от войны. Потом Хрущев произнес сакраментальную фразу: «А астраханцы и с удочкой проживут», и… опять не до нас. В 80-е начали было строить, но тут перестройка с государственной самоликвидацией. 90-е – восстановление по крупицам. И вот, к 2008-м году появился национальный проект «Доступное жилье».

Его, правда, сразу граждане перекрестили в «недоступное». Что, в принципе, не мешало власти регулярно рапортовать об успехах и масштабах. Поскольку вошло в моду всё измерять в миллионах, решили не мелочиться и ежегодно вводить в строй по миллиону новых, удобных и комфортных, квадратных метров. И только мы собрались расстроиться (расширить объемы строительства), как пришлось расстроиться (кризис начался).

Хотя, в отчетах цифры все равно были хорошие, к примеру, в 2006 ввели в строй почти 660 тысяч кв. метров. Правда, в большинстве случаев скромно упоминалось: «70 процентов вводимых площадей – индивидуальное жилое строительство». Что это значит? Подлетаешь к Астрахани на самолете — вокруг дома, коттеджи, усадьбы, дворцы. Глаз радуется. Вот только роль государства здесь не так чтобы велика, скорее — вообще никакой. Аналогичная ситуация вокруг центральных рынков, где предприимчивые граждане, в основной своей массе прибывшие из соседних регионов, построили хоромы с автомойками и магазинами. А вот с многоквартирными домами, которые так нужны для переселения тысяч нуждающихся, по-прежнему «напряги». Теперь вот вся надежда на новый национальный проект – «Жилье и городская среда». В соответствии с ним, 30 миллионов россиян переселятся в новые квартиры. Авось и нам перепадет…

Поэтому, конечно, нам грустно, что ругают нас за трущобы и фавеллы, «шанхаи» и «нахаловки», гетто и бидонвили. Неприятно быть в числе лидеров по аварийному и ветхому жилью. Но теперь мы получим новый вектор развития. Может быть, даже, с финансированием. И ваше поколение будет рассматривать наши сегодняшние ужасы только на исторических порталах. Гуляя по тенистым аллеям Плещеева-сити, Криушинскому променаду или великолепной улице Каховского…

Лента
новостей