Культура

24 марта 2020 года
Область левого сайдбара на отдельной странице

Анна Сары: о бизнесе, разводе и законе бумеранга

Анна Сары: о бизнесе, разводе и законе бумеранга

Приехать в Астрахань из другой страны и стать популярной. Пережить два развода и не сломаться. Создать свой бизнес и при этом оставаться любящей и заботливой мамой. Всё это про нашу героиню –гагаузку, красавицу и девушку с большой силой воли – Аню Сары. «Прожектор» заглянул к ней в шоу-рум и попросил поделиться своей историей успеха.

Аня, для начала скажите, почему Вы решили заняться  обувью?

Это такая стандартная история. Моя мама живёт в Стамбуле и уже 20 лет занимается обувью. Она давно предлагала мне  заняться этим в Астрахани, но я всё время откладывала.   Открывать точку в торговом центре  казалось очень банально. Их в городе очень много и аренда   колоссальная. Но этим летом я попала в больницу — в ожоговое отделение  — и в одну ночь буквально родилась концепция шоурума: название, логотип,  цвет и то, как это будет в дальнейшем развиваться.  Мне хотелось, чтобы фабрики сотрудничали непосредственно с нами и отшивали обувь под нашим брендом, и  чтобы мы имели право сами вносить правки в модели. Это называется кастомизация. Мама сказала, что сделать это невозможно, но мне было принципиально: либо так, либо никак. Выходить на рынок, связанный с обувью, и продавать то же, что и все остальные в городе – не имело смысла. Благодаря маме мы договорились с двумя фабриками, и они пошли  на уступки. Объёмы, которые они отшивают для нас, очень малы, но, тем не менее, они сотрудничают с нами. Есть дизайнеры на месте, которые предлагают модель с колодкой. Я могу внести свои правки – цвет,  вид кожи, текстура, фурнитура.   Мой принцип – уходить от стандартных цвето-решений. Я хочу всегда чего-нибудь яркого или необычного. 

Вы официально зарегистрированы как ИП.  Какие трудности сегодня в Астрахани есть у малого бизнеса?

Это  больной вопрос на сегодняшний день. Скоро должен выйти новый законопроект о чипировании обуви.  Сроки перенесли на 1 июля. Когда я начинала этот бизнес летом, то знала о таком документе. В чём его суть: на каждую пару обуви предназначен свой код. Эти коды покупаются, потом предприниматель регистрируется в системе «Чистый знак». Фабрики со Стамбула тоже должны отправлять эти коды в электронных накладных.

Чтобы не было контрафакта?

Чтобы мы платили налоги с каждой продажи.   Это один из нюансов. Я уже молчу про курс доллара, который растёт.  Малый бизнес просто душат. Я пока не закрываюсь. Была мысль выучиться на парикмахера, чипировать причёски не надо (смеётся).

Вы приехали в Астрахань из Молдовы. Как так получилось?

В 2010 году я закончила школу. В Молдове мы учимся  по 12 классов и   заканчиваем её уже по  системе  «бакалавриат». То есть в университете   мы учимся 3 года. Мне показалось это  очень простым решением, да и  в Молдову я всегда могу вернуться.  Цели переехать в Россию не было никогда, но моя подруга подавала документы и я пошла за компанию. В итоге поступила в Казань на экономиста, в Орёл на социолога и в Астрахань на журналиста. Я даже не знала, где это находится на карте. Но так как  в школе мне тяжело давались технические предметы, то мучиться с профессией, которая не нравится, я не хотела.   Я увлекалась фотографией. Мне казалось, что я могу стать фотокорреспондентом и выбрала журналистику.  

Чем Астрахань вас зацепила?

Я до 3 курса знала только  улицу Татищева, потому что жила там в общежитии и территориально понимала, где находится «Алимпик» и «Ярмарка». Каждые 3 месяца я уезжала в Молдову  и понимала, что всегда вернусь. Даже подавала документы о переводе в Одессу и в Москву.  На тот момент мы познакомились со своим первым мужем. Потом я прошла кастинг на телеканал «Астрахань 24». В эту работу я окунулась  со всей душой  и впервые посмотрела на Астрахань под другим углом. Меня взяли на должность, где нужны были связи,  а у меня их не было вообще (прим.ред. Аня занимала должность продюсера). Это был  классный эксперимент и шанс для меня. Тогда я влюбилась сначала в профессию, а потом и в город. Благодаря соцсетям и работе у меня появилось большое количество знакомых.  

Чем Астрахань похожа на Молдову?

   Астрахань на самом деле не похожа на Молдову. Здесь мало  моих сограждан, но когда мы встречаемся, то всегда рады  друг другу. Например, бывший вратарь «Волгаря» был из Молдовы. Мы общаемся и дружим семьями, и если ещё кто-то появится, я готова с ними открыть здесь молдавскую диаспору (смеётся).

Аня, Вы считаете себя блогером?

Многие хотят стать блогерами, чтобы зарабатывать деньги. Я изначально вела страницу не для этого. Для меня блогеры — это те, кто регулярно выкладывает посты на определённую тематику, выбирает концепцию ведения: кулинария,   бизнес, лайфстайл.    Инстаграм  же стал для меня отдушиной, когда у меня не было ни одной подруги, а выговориться и излить душу хотелось.  Я стала делиться этим. Сейчас если я сталкиваюсь с какими-то проблемами или вопросами, стоит написать: «посоветуйте хорошего врача» и  сразу дадут всю картотеку самых лучших. Или «есть ли знакомые в сбербанке», и сразу же пишет сотрудница банка, готовая помочь. Это упрощает жизнь, и за это я очень благодарна.  

Но есть и те, кто хейтит и критикует. 

На моей странице нет. Человек может прийти со своим мнением и всё. Видимо то, что ты транслируешь, то тебе и возвращается. Я не транслирую негатив. Бывает такое, что задают глупые  либо беспардонные вопросы. Я просто не отвечаю, меня это никак не задевает.  

Вы транслируете и часть своей личной жизни. К примеру, о своём разводе Вы также написали публично.

 Недавно у меня был разговор на эту тему: почему я чересчур откровенна и выставляю личную жизнь напоказ, ведь  могу сожалеть об этом. На что  одна моя знакомая сказала, что я публичная личность,  и есть вещи, которые я должна прокомментировать.

Когда я узнала об измене мужа, то написала об этом не сразу, а через несколько дней, когда  он уже вышел с девушкой в город. Он тоже понимает, что он публичная личность. Тогда неимоверное количество людей стали писать мне в социальных сетях: «а вот мы видели вашего мужа с девушкой». Я не могла отмалчиваться.  Не могла отвечать каждому из них: «Да, я знаю». Поэтому я вышла уже со своим постом, в котором сама объяснила ситуацию,  чтобы ни у кого не возникало никаких вопросов. 

Как удалось пережить этот период и не впасть в депрессию?

Понятное дело, что   легко это всё не переживешь. Конечно, были сложности и в моральном плане, и в физическом плане. Брак это такой живой организм. Не зря когда он рушится, ситуацию сравнивают со смертью.   Но, по сути, рушится привычный уклад жизни. Мы привыкли просыпаться в одно время, видеть одного человека рядом с собой. Многие паникуют, потому что лишаются этого всего, но  если быстро переиначить свою жизнь, то становится легче. У меня это произошло молниеносно, и  в тот момент я боялась поступить не экологично. Была такая   внутренняя борьба – напакостить в ответ или   «съесть» это   и пойти светлой дорожкой. Очень трудно выбрать второе, но когда я   выбрала эту светлую дорожку, то поняла с какой огромной силой  меня накрыла человеческая доброта.  Моя жизнь вышла на абсолютно на новый уровень, хотя я лишилась только мужа. Когда я поняла, что это произошло потому, что я не стала пачкаться в грязи, мне стало намного легче .

 Я считаю, что необходимо в первую очередь оставаться человеком, как бы больно не было, особенно если есть дети. У многих из нас родители развелись и мы помним, как мама или папа настраивали нас друг против друга. У меня было именно так, и я считаю, что нельзя втягивать детей в свои   разборки. Более того, надо максимально сохранить добрые отношения, потому   эмоционально пострадают в первую очередь дети. Это отпечаток на всю жизнь. Это им потом разгребать.

Понимая это, я хотела сберечь и свою психику, и психику детей. Опять-таки огромное количество девушек писали мне в Инстаграм, что пережили то же самое, а для кого-то моя история послужила примером.

 Тем не менее, с папой вашего старшего сына у вас хорошие отношения?

Это ведь не только моя заслуга, это его заслуга тоже. Он оказался адекватным взрослым человеком, который не стал свои обиды перекидывать ни на меня, ни на ребёнка. Я абсолютно адекватный человек. Я верю в то, что энергетически всё возвращается и всегда действую по принципу «не навреди». Стараюсь не держать зла, если обидела кого-то, то прошу прощения, потому что,  оказавшись в тяжелой ситуации, я понимаю, за что мне это. Очень легко отследить, когда ты что-то делаешь не так. Всё возвращается.

 С первым мужем я просто не видела смысла в конфликтах.  Не понимаю, зачем двум людям, которые прожили в браке, вспоминать только плохое, это ведь было прекрасное время – ухаживания, признания, это дань уважения к человеку, которого мы выбрали.  Поэтому я также и второго мужа уважаю и с теплотой вспоминаю счастливые годы нашего брака. То, что произошло – может произойти у любого. Это физиология, гормоны. Это могло случиться и с моей стороны, может быть я могла в кого-то резко влюбиться.  

Аня, сейчас у вас бизнес и двое чудесных мальчишек. Как удаётся совмещать это?

Когда родился первый ребёнок и  я попала на телеканал «Астрахань 24», Леону было 3 месяца. Для меня было принципиально кормить его грудью, чтобы  показать себе, что я выхожу на работу, но не бросаю его. В обеденные перерывы я ездила кормить, а после работы гуляла и полностью отдавала себя материнству. А когда осталась одна с детьми  сейчас, то первое время меня пугали сложности:  как все это сорганизовать – отвезти в сад, когда машины нет, с кем их оставлять, когда придёт товар, а если я сама захочу куда-то выйти?! В итоге грамотная логистика пришла на помощь.   Вечерние тренировки я перенесла на обед, потому что с детьми вечером некому сидеть. Если надо купить продукты, сходить на рынок, я делаю это утром, когда детей отвела в сад или после работы по дороге в сад.  Или после сада. А потом на такси мы едем домой. Друзья уговорили меня заняться бегом, и  здесь я тоже классно придумала – отвожу детей в сад и бегу обратно. Самую огромную помощь мне оказывает няня.   

Кроме этого  у меня есть много друзей, без которых мало что бы получилось.   Кто-то прописал меня в своей квартире, к-то, уезжая в отпуск, оставляет мне свою машину, кто-то помогал встречать товар, кто-то забирает детей из сада. Даже сейчас мы пишем интервью, а моя подруга забирает ребёнка, потому что я не успеваю. Когда я уезжала в Молдову, мои подруги занимались шоу-румом, ведением инстаграма, сидели с детьми. У меня бухгалтер и адвокат, которые просто решили бесплатно помочь. Вокруг просто неимоверное количество добрых людей. Опять же я говорю, что ты транслируешь светлое, и оно к тебе возвращается.

 Теперь чисто женский вопрос по поводу вашего гардероба. Вам важно, чтобы одежда и косметика были брендовыми или вы можете купить что-то в секонд хенде?

Для меня принципиально покупать одежду недорогую. Я не отдаю кучу денег за бренд. В основном это масс-маркет. Я люблю одеваться, и денег не всегда хватает, поэтому я беру тем, что покупаю дешевую одежду, но меняю её часто, потому что не жалко. Сейчас красная цена за платье для меня – 3 тысячи рублей. Единственное дорогое, что я всегда покупаю – это обувь. Она должна быть натуральная и качественная. Очки солнечные должны быть дорогие и сумка, но я такие вещи покупаю на долгие года.  Из секонд хенда у меня есть тоже несколько вещей, но это такие залетные походы, я не умею выбирать там грамотно одежду. 

Вы  достаточно позитивный человек, что может вас расстроить?

Близкие знают, что я могу смеяться, но меня может также взорвать сущий пустяк. Просто я понимаю,  сколько это забирает энергии и ничего полезного не даёт.  Инстаграм иногда тоже помогает высказаться. Что меня расстраивает? Когда люди в сервисе позволяют себе хамство к клиентами, когда пытаются своё плохое настроение перекинуть на меня. Если я просыпаюсь в плохом настроении, я предупреждаю об этом. При этом я не позволяю это перекидывать на других. Я также расстраиваюсь, когда вижу несправедливость, но закон бумеранга всё расставляет на свои места.

Главное фото — Наталья Сухарева

Баннер 969х130 №1

Лента
новостей