Культура

09 августа 2019 года

Георгий Стукалов: «Настоящая археология отличается от фильмов об Индиане Джонсе»

Георгий Стукалов: «Настоящая археология отличается от фильмов об Индиане Джонсе»

В мае этого года астраханские археологи – сотрудники Астраханского государственного объединённого историко-архитектурного  музея-заповедника, Астраханского государственного университета, научного центра «Археоцентр» – впервые за несколько десятилетий провели раскопки кургана и в захоронениях обнаружили предметы из золота и стеклянные бусины с изображениями античных героев — находки, представляющие огромный интерес  для научного сообщества. Ориентировочно артефакты можно датировать I-II веками нашей эры.

«Прожектор» решил поговорить с участником экспедиции — сотрудником музея-заповедника Георгием Стукаловым о работе археолога и том, какого это – открывать историю миру.

Георгий, расскажите о профессии археолога. Чем занимаются эти люди и чем эта профессия привлекла именно Вас?

Если говорить официально, то археология – это наука о древностях (так переводится с древнегреческого). Но на самом деле эта наука охватывает гораздо больший спектр разных понятий и дисциплин. Мы не просто изучаем древние предметы. Мы пишем историю по материальным останкам древности. Сюда приезжают люди, которые десятки лет ездят в экспедиции и для каждого из них – это не просто работа, а то, чему хочется посвятить всю свою жизнь.

Куда чаще всего приходится выезжать в экспедиции, как вы определяете локацию раскопок, и влияет ли сезонность на ваши работы?

За последние 10 лет мне удалось посетить огромное количество разнообразных экспедиций, как на территории нашей области, так и в других регионах страны. Приоритетными для археологов являются Самосдельское городище в Камызякском районе, где я сейчас нахожусь, Селитренное городище, известное как Сарай-Бату, в Харабалинском районе,  и объекты на территории Красноярского района. В остальных случаях выезжаем по необходимости. Например, если произошло разрушение археологического памятника, то выезжаем и проводим спасательные работы.

В этом году нам удалось начать программу «Астраханские курганы», и работа у села Никольское Енотаевского района на группе курганов «Богомольное-1» стала для нас значимым началом в изучении памятников археологии Астраханской области.

Исследованию предшествуют выезд на место и проведение так называемой разведки. Благодаря ей мы определяем наличие или отсутствие культурного слоя. Иногда приходится не только проводить осмотр поверхности местности и  искать какие-то останки жизнедеятельности человека, но и копать шурфы. И если материалов достаточно для проведения полноценных раскопок, то именно в этом месте и начинается непосредственная работа.

Сезон для нас начинается с наступлением тёплой погоды. Зимой капать сложнее, но на спасательные раскопки мы выезжаем в любое время, к счастью, регион у нас достаточно тёплый, что позволяет проводить исследования даже зимой.

Какие цели и задачи преследуют экспедиции? У обывателей сложился такой стереотип, что это поиск каких-то сенсационных артефактов, сокровищ и так далее. Но что чаще всего вам удаётся поднять?

Цель наша – изучение прошлого. Нам очень важно понять, как жили люди древности, чем они питались, пользовались, каким производствомзанимались. К сожалению, этот процесс археологии очень сильно отличается от того, что мы видим в фильмах об Индиане Джонсе. На самом деле это сложная кропотливая работа профессиональных учёных. Просто так в археологию попасть достаточно сложно. Конечно, можно прийти волонтёром,постоять, что называется, «на лопате», но чтобы полноценно заниматься этой наукой, нужно быть очень хорошим специалистом.

Зачастую нам приходится работать с массовым материалом – небольшими фрагментами керамики, костей, по которым мы можем составить более полную картину.

Можно ли узнать саму технологию проведения раскопок, какие есть правила и есть ли нюансы, связанные с климатом и особенностью нашего региона?

По поводу методики – здесь всё гораздо проще. Можно почитать книгу Даниила Авдусина«Полевая археология СССР» и в ней всё описано по пунктам. Для археологов это как Библия, каждый знает эту книжку «от» и «до».

Какова судьба найденных в ходе раскопок артефактов? Всегда ли они выставляются в музеях?

На самом деле в ходе археологических работ, даже в течение месяца здесь, в Самосделке, мы находим десятки тысяч разнообразных археологических артефактов. Дело в другом… Не каждый артефакт является информативным, представляет интерес для посетителей музея. Зачастую это маленькие фрагменты керамики, которые не имеют экспозиционного вида. Мы обрабатываем их отдельно. У нас есть специальная камеральная палатка, где проводится статистический анализ. В этом году с нами работают специалисты по керамике и археозоологи.

Наиболее ценные находки – индивидуальные – проходят небольшую обработку, их чистят и они попадают в музей, им предают экспозиционный вид. Иногда реставрируют, если они в этом нуждаются. Их стараются максимально быстро выставить в экспозицию, чтобы люди смогли увидеть нашу работу.

Не можем не спросить о золоте сарматов и захоронении сарматских вождей. Действительно ли эти находки уникальны и им нет аналогов в мире? Каким образом вы нашли это место и какую ценность эта находка несёт для культуры и истории?

Раскопки в этом году курганной группы «Богомольные пески» у села Никольское стали для нас сенсационными, большим открытием.  Мы обнаружили в кургане достаточно большое захоронение  сарматского периода, принадлежащее кому-то из элиты сарматского общества, с многочисленными артефактами. Уникальными для нас являются поясной набор, состоящий из золотых предметов с бирюзой, а также элементы украшения ножен, которые были выполнены в едином стиле. Мы предполагаем, что это аналог бактрийского золота. Сейчас активно ведётся подготовка к выставке «Золото кочевников», на которую я всех, кстати, приглашаю. Открытие будет 15 августа. И каждый человек сможет посмотреть на эти предметы.

Курган был найден случайно. Всё началось с того, что местный житель принёс в музей бронзовый котелок. При осмотре мы поняли, что его достали из захоронения. Известно, что сарматы во время погребальных обрядов закладывали в могилу такие предметы. Мы выехали в село для исследования местности, потому что было понятно: что-то вывернуло необычный предмет на поверхность из захоронения. Когда мы приехали на место, то увидели небольшую хозяйственную яму, которую выкопал фермер. Проведя поверхностный осмотр, нашли также небольшой фрагмент золотой нашивки. И это стало отправной точкой для наших исследований. Нами был запрошены и крайне быстро получен открытый лист на проведение раскопок из Министерства культуры РФ. Астраханский музей-заповедник выступил инициатором работ, выделил финансирование, и в течение двух недель команда организовала выезд, раскопки, и как вы видите, всё прошло очень даже хорошо.

Планируется ли вывозить найденные артефакты в составе выставок в другие регионы и музеи?

Мы сотрудничаем с музеями из других регионов, но выставки предметов из драгоценных металлов не вывозим. Всё находится у нас в филиале музея-заповедника – в Краеведческом музее — и доступно для ознакомления. Но некоторые предметы археологии представлены на выставках в других регионах. Например, в Казани находится мозаичное архитектурное панно-медальон (тондо) с надписью на персидском языке: «Мир привязан к воле судьбы, а царь — это пастырь и упование великое, и мощь государства, и удел счастья». Предмет относится к XIV веку и был найден во время раскопок в 1980 году на территории Селитренного городища.Тондо представлено в рамках общей выставки с Эрмитажемк 750-летию Золотой Орды.

Что Вы почувствовали, когда осознали, какую крупную находку вы нашли?

Представьте себе, что вы внезапно выиграли миллион или даже миллиард в лотерею. Это чувство непередаваемое! Надо самому увидеть и прочувствовать, когда под вашим ножом блестит золотой предмет и, расчищая дальше захоронение, вы будете видеть, что их бесконечно много.

фотографии предоставлены Астраханским музеем-заповедником  www.astrakhan-musei.ru

Лента
новостей